Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:16 

Декстер на десерт / Dexter Is Delicious - 33 глава

bitari
Я последовал совету Риты и поспал подольше. Проснувшись утром, я услышал звуки пустого дома: подтекающий душ где-то вдалеке, работающий кондиционер и посудомоечная машина в кухне, меняющая режим. Я полежал несколько минут, наслаждаясь относительным покоем и ощущением сладкой усталости, разлившейся по всему телу от головы до пят. Вчера был тот ещё денёк, и, честно говоря, мне очень повезло, что я его пережил. Моя шея ещё не обрела подвижность, но головная боль прошла и я чувствовал себя намного лучше, чем следовало бы, пока не вспомнил про Саманту.
Поэтому я ещё немного полежал в постели, пытаясь придумать то, что заставит её молчать. Шансов убедить её было очень мало. Мне удалось это однажды, в холодильнике клуба, достигнув таких высот эмоциональной риторики, каких я никогда не касался прежде. Смогу ли я повторить это? И подействует ли во второй раз? Я не был уверен, и пока я оценивал свои возможности, в голове вертелась избитая строчка о "языках ангельских и человеческих". Не помню, чем там всё закончилось, но вряд ли хорошо. Не стоило мне вообще читать Шекспира.
Входная дверь открылась, и в дом быстро вошла Рита, отвозившая детей в школу. Она прошла в кухню сквозь гостиную, издав по пути все те громкие и отчетливые звуки, какие обычно сопровождают человека, пытающегося передвигаться беззвучно. Она тихонько поворковала с Лили-Энн, меняя ей подгузник, потом вернулась на кухню, где тотчас прокашлялась и загудела кофеварка. Вскоре запах свежего кофе просочился в спальню, и мне слегка полегчало. Я был дома, с Лили-Энн, и всё, по крайней мере, пока, было в порядке. Не особенно рациональное чувство, но, судя по моему опыту, чувства вообще нерациональная штука, поэтому лучше наслаждаться хорошими, пока они есть. Их не так уж много, и они обычно долго не длятся.
Наконец я сел на край кровати, медленно поворачивая шею, чтобы вернуть ей чувствительность. Не особо помогло, но всё же сегодня было уже не так больно. Я встал, что оказалось несколько сложнее, чем обычно. Ноги не гнулись и слегка ныли, но я доковылял до душа и в течение десяти роскошных минут наслаждался горячей водой. Благодаря этому тот, кто натянул на себя одежду и отправился на кухню, где, судя по звукам и божественным ароматам, вовсю хлопотала Рита, оказался обновленным и даже почти нормальным Декстером.
- О, Декстер, - сказала она, откложив в сторону лопаточку и чмокнув меня в щеку, - я слышала, как ты пошел в душ, и подумала… хочешь блинчиков с черникой? У нас только мороженые ягоды, они не очень, но… как ты себя чувствуешь? Потому что если ты не… я могу пожарить тебе яичницу, а блинчики заморозить… О, милый, присядь, ты выглядишь измученным.
Я угнездился на стуле с Ритиной помощью и заверил её в полной лояльности к блинчикам, которые и впрямь оказались замечательными. Я съел слишком много, убеждая себя, будто заслужил это, и пытаясь не слушать злобный внутренний шепоток, напоминаюший мне, что этот домашний завтрак вполне может стать последним, если я не разберусь с Самантой.
После завтрака я не вставая выпил ещё несколько чашек кофе, в тщетной надежде, что он выполнит рекламное обещание и наполнит меня энергией. Кофе был очень хороший, но даже он не смог окончательно смыть мою усталость, и я ещё немного побездельничал дома. Я покачал на руках Лили-Энн. Она срыгнула на меня, и я подумал: как странно, что это меня не беспокоит. Потом она уснула у меня на руках, и я ещё немного посидел с ней, тем более мне это нравилось.
Но в конце концов противное бурчание долга сумело-таки до меня достучаться, и я уложил Лили-Энн, поцеловал Риту и направился к выходу.
Движение было неплотным, и я позволил себе немного отвлечься, пока ехал по шоссе Дикси, но к тому времени, когда я свернул на Пальметто, у меня возникло весьма неприятное ощущение, что что-то не так. Я напряг свой могучий интеллект на полную катушку и заставил его искать проблему. Проблема обнаружилась быстро, но отнюдь не благодаря силе моего ума – скорее, благодаря силе запаха, исходившего откуда-то сзади. Это была жуткая вонь чего-то, что гнило и разлагалось и становилось всё мертвее и мертвее. Я не мог понять, что это такое, но мерзкая вонь становилась всё гуще и насыщенней с каждой секундой.
С водительского сиденья я не видел ничего позади себя, даже наклонив зеркало, и по дороге на север сосредоточенно размышлял, пока встреченный школьный автобус не вынудил меня вновь обратить внимание на дорогу. В Майами даже при отсутствии пробок не стоит слишком отвлекаться, и я опустил окно и сосредоточился на том, чтобы добраться до работы живым.
Запах вновь напомнил о себе, когда я въехал на стоянку возле участка и я задумался. В последний раз я ездил на своей машине перед тем, как началась вся эта история с Самантой и клубом "Фэнг", а до этого… Чапин.
Я ездил поиграть с Виктором Чапином и увез в машине пакеты для мусора с тем, что осталось потом. Неужели какой-то кусочек случайно выпал, весь день медленно разлагался в раскалённом на солнце автомобиле, и теперь издаёт этот отвратительный запах? Не может быть, я всегда был так осторожен, но что ещё? И так запредельная, вонь словно усилилась, подогретая моей паникой. Я притормозил, обернулся и увидел…мусорный пакет. Каким-то образом я оставил его в машине. Нет, невозможно, я никогда не поступил бы настолько глупо и небрежно. Правда, в ту ночь я торопился, спеша закончить поскорее и вернуться, наконец, в постель. Лень, глупая, эгоистичная лень – и я оказался на парковке полицейского участка с пакетом рубленой человечины в машине. Я поставил машину на ручник и вылез посмотреть. К тому моменту, когда я присел на корточки у задней двери, пот уже катился градом по моему лицу и спине.
Да, мусорный пакет. Но как? Как он попал сюда, на пол перед задним сиденьем, если все его собратья были аккуратно уложены в багажник, а затем… А затем рядом с моей остановилась другая машина. Меня пронзила вспышка паники, и я сделал медленный глубокий выдох. Это не проблема, во всяком случае - не для меня. Кто бы это ни был, я просто с ним поздороваюсь, он уйдет в здание, а я увезу отсюда этот пакет Чапина внарезку. Ничего особенного, я всего лишь старый добрый Декстер из лаборатории крови, и ни у кого в этом участке нет причин думать иначе.
Никого, кроме человека, который выбрался из автомобиля и яростно оскалился на меня. Точнее, у двух третей человека. Он лишился кистей рук, ступней и языка, и таскал с собой маленький ноутбук, чтобы иметь возможность разговаривать. Пока я судорожно пытался вдохнуть, он раскрыл его и принялся печатать, не отрывая от меня взгляда.
- Что в пакете? - спросил при помощи компьютера сержант Доакс.
- В пакете? - повторил я. Должен признать, это было не лучшим моим выступлением.
Доакс ожёг меня взглядом, и было ли дело в том, что он ненавидел меня и подозревал правду, или я действительно выглядел подозрительно, сидя на корточках и тыкая пальцами в мусорный пакет, не знаю. Но я заметил, как его глаза осветила вспышка адского пламени, и прежде чем я успел что-либо предпринять, кроме как щелкнуть челюстью, Доакс дернулся в мою сторону, выбросил вперед свою металлическую клешню и выхватил пакет из машины.
И пока я смотрел на него с ужасом, отчаянием и нарастающим ощущением собственной неизбежной смерти, он положил свой голосовой компьютер на крышу машины, открыл пакет, с торжествующим оскалом полез внутрь и извлек неимоверно грязный, жуткий, разлагающийся подгузник.
И пока на лице Доакса отображался весь спектр эмоций от торжества до отвращения, я вспомнил. Рита пихнула мне в руки пакет с использованными подгузниками, когда я уезжал на свою импровизированную вечеринку с Чапином, а я торопился и решил выкинуть его позже. А потом погиб Дик, меня похитили, произошёл этот ужасный эпизод с Самантой, и я напрочь позабыл о мусоре в машине. Но по мере возвращения воспоминаний я ощутил прилив счастье, особенно приятный вкус которому придавал тот факт, что Лили-Энн - изумительная, чудесная малышка, Лили Энн - королева подгузников, не только спасла меня, но и унизила при этом Доакса.
Жизнь была прекрасна; отцовство вновь оказалось захватывающим приключением.
Я встал и широко улыбнулся Доаксу:
- Я знаю, это вполне тянет на токсичные отходы, - сказал я, - и, возможно, нарушает ряд городских постановлений. - Я протянул руку за пакетом. - Но прошу вас, сержант, не надо меня арестовывать. Клянусь, что утилизирую их как положено.
Доакс перевел взгляд с подгузника на меня, и столько на его лице было ненависти и гнева, что на секунду они даже перебили жуть открытого пакета с подгузниками. Затем он очень тщательно выговорил:
- Нгугглггуггок.
И разжал клешню, в которой держал пакет. Тот упал на тротуар, и мгновение спустя за ним последовал подгузник, который Доакс держал в другой клешне.
- Нгугглггуггок? – ехидно уточнил я. - Это где-то в Голландии?
Доакс молча сгреб свой серебристый компьютер с крыши машины, отвернулся от меня и грязных подгузников и тяжело зашагал с парковки на своих протезах.
Я почувствовал невероятное, полнейшее облегчение от вида его спины, и, когда он исчез в дальнем конце парковки, сделал глубокий, расслабляющий вдох, что было большой ошибкой, учитывая, что лежало у моих ног. Откашливаясь и смаргивая слезы, я наклонился, запихнул подгузник обратно, завязал пакет и отнес его к мусорному контейнеру.
Когда я наконец добрался до своего стола, было уже половина второго. Я немного повозился с лабораторными отчетами, провел стандартный тест на спектрометре и, несмотря на страдания, залил в себя чашку омерзительного кофе. Когда я покончил с этим, часы показывали четыре тридцать. И только я порадовался, что благополуно пережил свой первый рабочий день после неволи, как в кабинет с ужасным выражением лица вошла Дебора. По ней было видно, что случилось что-то очень плохое, причем задевшее её лично. А зная Дебору всю свою жизнь и понимая ход её мыслей, я сразу предположил, что это означает проблемы у Декстера.
- Добрый день, - улыбнулся я, надеясь, что, если мне удастся быть достаточно веселым, проблема, в чем бы она ни заключалась, испарится сама собой. Разумеется, тщетно.
- Саманта Альдовар, - сказала сестра, глядя сквозь меня, и на меня нахлынули все страхи прошедшей ночи. Я понял: Саманта всё рассказала и Дебора приехала арестовать меня. Моя злость на девчонку усилилась на несколько единиц: она даже не удосужилась дать мне немного времени, чтобы прийти в себя и придумать подходящее оправдание. Как будто в её язык вмонтировали спусковой механизм и он начал болтать после первого же глотка воздуха свободы. Наверное, она начала поносить меня ещё до того, как за ней закрылась дверь её дома. Теперь всё для меня было кончено. Я был повержен, обесчещен, совершенно уничтожен. Тревожные предчуствия наполнили рот горечью. Куда подевалась старая добрая девичья скромность?.
Ну что ж, сделанного не воротишь, и Декстеру остаётся лишь заплатить по счетам. Я признал это, набрал в грудь побольше воздуха и сказал Деборе:
- Я в этом не виноват.
Произнеся это, я принялся собираться с расползавшимися мыслями и готовиться к Первому Этапу Защиты Декстера.
Но Дебора только моргнула и недоуменно нахмурилась:
- Какого хрена ты имеешь в виду? В чём ты не виноват? Кто тебе сказал… Да как это вообще может быть твоей виной?
В очередной раз у меня появилось ощущение, будто все вокруг играют по заранее выданному сценарию, а мне приходится импровизировать.
- Я просто… Нет, ничего, - промямлил я, надеясь получить хотя бы намек на то, какой должна быть моя реплика.
- Иисус упоротый, - возмутилась сестра, - С вдруг речь всегда о тебе?
Наверное, я мог бы ответить: "потому что я так или иначе всегда оказываюсь в гуще событий, обычно против своей воли, и обычно потому, что это ты меня туда запихнула", но здравый смысл восторжествовал.
- Прости, Деб, - сказал я. - Что случилось?
Несколько секунд она молча смотрела на меня, затем покачала головой и рухнула на стул возле моего стола.
- Саманта Альдовар, - повторила она. - Она опять пропала.
Иногда я думаю: как хорошо, что я много лет тренировался пропускать на свое лицо только те выражения, которые я хотел показать; и это был именно такой момент, потому что моим первым побуждением было заорать: "Ура! Молодец, девочка!" и запеть веселую песенку. И когда вместо этого мне удалось изобразить шок и озабоченность, это была, несомненно, одна из величайших демонстраций актерского мастерства, какую когда-либо видело наше поколение.
- Не может быть, - сказал я, на самом деле думая: "Искренне надеюсь, что как раз может ".
- Она не пошла сегодня в школу, - сказала Дебора, - осталась дома, чтобы прийти в себя. В смысле, ей ведь многое пришлось пережить, – очевидно, до сестры не доходило, что мне пришлось вынести гораздо больше, но никто не совершенен. - В общем, около двух её мать вышла в магазин, - продолжила Деб, - Она вернулась и увидела, что Саманты нет. - Дебора покачала головой. - Она оставила записку: "Не ищите меня, я не вернусь". Она сбежала, Декс. Просто взяла и сбежала.
Мне так сильно полегчало от этой новости, что я даже смог подавить желание напомнить: "Я же тебе говорил". В конце концов, Деб отказалась поверить мне, когда я говорил, что Саманта попала в плен к каннибалам по своей воле и даже с нетерпением. А поскольку это правда, то совершенно естественно, что она сбежит при первой же возможности. Не могу назвать эту мысль слишком благородной, но я искренне надеялся, что она хорошо спряталась.
Дебора тяжело вздохнула и снова покачала головой.
- Я никогда не слышала о таком сильном "стокгольмском синдроме", чтобы жертва убегала обратно к похитителям.
На этот раз я ничего не мог с собой поделать:
- Деб, - сказал я, - я же говорил. Это не "стокгольмский синдром". Саманта хочет быть съеденной. Это её мечта.
- Чушь, - сердито фыркнула Дебора, - никто не может такого хотеть.
- Тогда почему она сбежала? - спросил я, и она смогла только покачать головой и опустить взгляд.
- Я не знаю, - ответила Деб. Она уставилась на свои руки, сложенные на коленях, будто ответ мог быть написан на костяшках, а потом неожиданно выпрямилась. - Это не имеет значения. Важно определить, куда она пошла. - она посмотрела на меня. - Так куда она могла пойти, Декс?
Честно говоря, мне было наплевать, где Саманта, пока она там и оставалась, однако, я должен был что-то ответить.
- Как насчет Бобби Акосты? – резонно спросил я, - Вы его уже нашли?
- Нет, - буркнула она и пожала плечами, - но он не может скрываться вечно. Мы привлекли к этому делу слишком много внимания. Кроме того, - она подняла обе ладони, - у его семьи есть деньги и политическое влияние, и они хотят выяснить, смогут ли вытащить его.
- И смогут? - поинтересовался я.
Дебора опустила взгляд на свои костяшки.
- Возможно, - сказала она. – Ёб, да, скорей всего. У нас есть свидетели, которые могут связать его с машиной Тайлер Спанос, но хороший адвокат в два счета размажет этй парочку гаитянцев по стенке. Он сбежал от меня, но это тоже не много. Остальное - лишь догадки и слухи… и чёрт, да, я думаю, он сможет уйти. - Она кивнула и снова уставилась на руки. - Да, Бобби Акосте наверняка ничего не будет, - тихо повторила она. – Опять. И никто не ответит за это… - Она вернулась к изучению собственных рук, а потом посмотрела на меня с таким выражением лица, какого я никогда раньше не видел.
- Что? - спросил я.
Дебора прикусила губу.
- Может… - она отвела взгляд, - не знаю… - она сделала глубокий вздох и посмотрела прямо на меня, - Возможно, есть кое-что, ну... Кое-что, что ты можешь сделать.
Я пару раз моргнул и с трудом удержался от того, чтобы проверить, не исчез ли под нами пол. Невозможно было неправильно понять то, что она предложила. Деб считала, что я разбираюсь лишь в двух вещах, и она явно говорила не об использовании на Бобби Акосте моих навыков в криминалистике.
Дебора была единственной, кто знал о моём хобби. Я думал, что она, пусть и неохотно, начала принимать это; но мысль о том, что она сама предложит мне с кем-нибудь поиграть, была настолько далеко за пределами всего, что я знал о своей сестре, что никогда не приходила мне в голову, и я был абсолютно ошарашен.
- Дебора, - начал я, и по моему голосу стало слышно, насколько я шокирован, но она наклонилась так далеко вперёд, как только могла, не свалилившись со стула, и заговорила, понизив голос:
- Бобби Акоста убийца, - с нажимом сказала она, - и он снова выйдет сухим из воды, потому что у его семьи есть деньги и связи. Это неправильно, и ты знаешь это, и именно с таким папа хотел бы, чтобы ты разобрался.
- Послушай, - попытался я вставить слово, но она ещё не закончила.
- Проклятье, Декстер, - перебила она, - я изо всех сил пыталась понять тебя, папу и то, ради чего он это затеял, и наконец до меня дошло, ясно? Я точно знаю, как рассуждал папа. Потому что я коп, как и он, а каждый коп рано или поздно сталкивается с таким Бобби Акостой, с тем, кто совершает убийство и остается на свободе, даже если ты сделал всё от тебя зависящее. И ты не можешь заснуть, и ты скрипишь зубами, и тебе хочется закричать и придушить кого-нибудь, жрать такое дерьмо часть твоей работы, и ты ничего, ничего не можешь с этим поделать. - Она уперлась кулаком в мой стол, и нависла надо мной, почти встав со стула. Её лицо сейчас было всего в пятнадцати сантиметрах от моего. - До сих пор, - продолжила она, - пока папа не нашёл выход, не разгрёб весь этот сучий бардак. - Она ткнула меня пальцем в грудь. - И этот выход - ты. А сейчас ты нужен мне таким, каким хотел видеть тебя папа. Мне нужно, чтобы ты позаботился о Бобби Акосте.
Деб сверлила меня взглядом несколько секунд, пока я судорожно пытался подобрать слова. Несмотря на вполне заслуженную репутацию человека, который не лезет за словом в карман, сказать мне было нечего. Нет, правда. Я изо всех сил стараюсь измениться и зажить нормальной жизнью, и в результате из-за этого меня накачали наркотиками, принудили к оргии, подвергли издевательствам, избили и едва не съели каннибалы, а теперь моя сестра, офицер полиции, присягнувшая защищать закон, всю жизнь выступавшая против того, чем я дорожил, фактическ требует от меня убить человека. Я начал подумывать, не лежу ли я до сих пор где-то в болотах, связанный и накачанный наркотиками, а всё происходящее чудится мне в бреду. Идея показалась мне утешительной, но в животе бурчало от голода, а грудь болела в том месте, куда пришелся тычок Деборы, и я осознал, что к несчастью, имею дело с неприглядной реальностью, и значит, мне придётся как-то выкручиваться
- Дебора, - осторожно начал я, - мне кажется, ты немного расстроена…
- Ты чертовски прав, я расстроена. Я рисковала своей задницей, чтобы вернуть домой Саманту Альдовар, а теперь она опять исчезла, и держу пари: сейчас находится у Бобби Акосты, которому это сойдет с рук.
Конечно, гораздо точнее было бы сказать, что Деб рисковала моей задницей, чтобы вернуть Саманту, но сейчас был не подходящий момент лезть с уточнениями, и в любом случае, я подозревал, что она права насчет Бобби Акосты. Саманта оказалась замешана в это из-за него, и он был последним из оставшихся на свободе, кто мог помочь ей осуществить свою мечту. Но по крайней мере, если я смогу сменить тему разговора с того, что делать с Бобби Акоста на то, как его отыскать, у меня появится возможность выйти из этой неудобной ситуации.
- Думаю, ты права, - согласился я, - Акоста втянул её в это. Саманта скорее всего пошла к нему.
Дебора продолжала испепелять меня взглядом, нависая надо мной в прежней позе; её щёки пылали.
- Хорошо, - произнесла она, - я найду мелкого уёбыша. А затем…
Иногда короткая отсрочка и смена темы разговора – это лучшее, на что ты можешь рассчитывать, и это был определённо один из таки моментов. Я мог только надеяться, что за то время, пока мы будем искать Бобби Акосту, Деб немного успокоится и поймет, что скормить подозреваемого Декстеру не самое мудрое решение. Может быть, она сама его застрелит. Во всяком случае, я временно сорвался с крючка.
- Ладно, - сказал я, - как ты собираешься его искать?
Дебора выпрямилась и пригладила волосы.
- Поговорю с его папашей. Он должен понимать, что лучше всего для Бобби - прийти в участок в сопровождении адвоката.
Это почти наверняка разумно - но Джо Акоста был богатым и влиятельным мужчиной, а моя сестра - жесткой и упрямой женщиной. Думаю, встреча дву таки человек прошла бы куда более гладко, если бы хоть у одного из них имелось малейшее представление о такте. У Деборы его не было никогда - пожалуй, она и слова-то такого не слышала. А судя по репутации Джо Акосты, ему пришлось бы покупать такт, если бы в нём возникла нужда. Таким образом, оставался я.
Я встал.
- Я пойду с тобой.
Она несколько секунд задумчиво смотрела на меня, и кажется, собиралась отказать мне исключительно из-за дурного нрава. Но она кивнула.
- Хорошо, - сказала Дебора и направилась к двери.

@темы: перевод, Декстер на десерт / Dexter Is Delicious [Dexter 5]

URL
   

Переводы книг о Декстере Моргане, а так же рассказов о вампирах.

главная