bitari
Мы лишились дара речи. Это был один из тех случаев, когда слова повисают в воздухе и все знают значение каждого из них по отдельности, но не могут собрать их воедино, чтобы придать им нужный смысл. Лифт продолжал опускаться. Я посмотрел на Алану. Мои глаза оказались примерно на уровне её подбородка, и мне открывался хороший обзор на её ожерелье. Кулон действительно оказался анкхом, как я и предполагал. Слегка удлиненный, он заострялся книзу настолько, что вполне мог проколоть кожу. Я подумал, не заработала ли она из-за него парочку шрамов. И хотя я не разбирался в бриллиантах, вблизи камень на украшении выглядел настоящим и очень большим.
Разумеется, Дебора, у которой не было такого вида на драгоценности, пришла в себя первой.
- Какого хера это значит? - спросила она.
Алана посмотрела на нее сверху вниз. Естественно, она не могла поступить иначе, с её-то ростом, но дело не только в этом. Она одарила Деб одним из тех снисходително-ироничных взглядов, которыми славятся жители британски островов и спросила:
- А что бы вы хотели услышать, сержант?
Слово "сержант" она произнесла, словно название какого-то занятного насекомого, что не укрылось от моей сестры. Та вспыхнула:
- В смысле, это что, развлечение такое? Подразнить нас и посмотреть, как мы, маленькие людишки, будем дергаться? Это такая игра? - спросила Дебора. - За каким хреном вам говорить, будто вы знаете, где он, если мы все здесь понимаем, что вы нам не расскажете?
Алана приняла ещё более удивлённый вид:
- Почему вы думаете, что не расскажу?
Дебора шагнула в сторону и хлопнула по большой красной кнопке. Лифт дернулся и остановился, снаружи кабины раздался звонок.
- Послушайте, - заявила Дебора прямо в лицо - точнее, в шею - Алане, - у меня нет времени на идиотские игры. Есть девушка, её жизнь в опасности, и я уверена: она у Бобби Акосты, либо он по меньшей мере знает, где она, и я должна найти её прежде, сем её убьют. Если вы знаете, где Бобби, скажите. Сейчас. Или отправитесь со мной в участок по обвинению в сокрытии преступления.
Алану эта угроза не впечатлила. Она улыбнулась, покачала головой и, наклонившись через плечо Деборы, нажала на кнопку. Лифт вновь поехал.
- Право, сержант, - произнесла она, - не нужно грозить мне вашими цепями и плетками. Я с радостью все расскажу.
- Тогда хватит ходить вокруг да около.
- Джо принадлежит место, которое очень нравится Бобби, - продолжила Алана. - Довольно большой участок - больше сотни акров, - совершенно заброшенное.
- Где? - процедила сквозь зубы Дебора.
- Слышали когда-нибудь о " Пиратских землях"?
Дебора кивнула. Я тоже знал это место. " Пиратские земли" был в свое время крупнейшим тематическим парком в южной Флориде, мы много раз бывали там в детстве, и нам там очень нравилось. Конечно, тогда мы, провинциалы, не знали ничего лучшего, и только когда не в меру агрессивная мышь [1] открыла свое заведение к северу от нас, мы поняли, насколько банальными были "Пиратские земли". К подобному мнению пришло и все остальное население южной Флориды, и парк вскоре закрылся. Но у меня еще оставались воспоминания об этом месте.
- Он закрылся много лет назад, - сказал я, и Алана взглянула на меня.
- Да, - подтвердила она, - парк обанкротился и стоял заброшенным целую вечность, пока Джо не купил его за гроши. Очень хорошее вложение. Но он ничего с ним не сделал. Бобби нравится туда ездить. Иногда он включает аттракционы для своих друзей.
- Почему вы думаете, будто он там? - спросила Деб.
Алана пожала плечами - изящный жест, исполненный превосходства.
- Это имеет смысл, - сказала она тоном, демонстрирующим надежду, что Деборе известно это слово, - Парк пуст и совершенно изолирован. Ему там нравится. А еще там есть сторожка, которую он велел отремонтировать. - Она улыбнулась. - Думаю, он время от времени приводит туда девушек.
Лифт дернулся и остановился. Двери скользнули в стороны, и около дюжины человек ломанулись внутрь.
- Проводите меня до машины, - сказала Алана поверх голов и двинулась на толпу в полной уверенности, что люди растворятся в воздухе при её приближении. Как ни странно, именно так и произошло.
Мы с Деборой последовали за ней. Далеко не с той же легкостью - я, к примеру, получил локтем по ребрам от женщины средних лет, а потом вынужден был придержать дверь лифта рукой, прежде чем выбрался в относительно свободное пространство холла. Деб и Алана уже пересекли его и быстро шли в направлении крытой парковки. Мне пришлось поторопиться, чтобы нагнать их.
Я поравнялся с ними, когда они уже проходили в дверь парковки, и услышал окончание вопроса, заданного Деборой довольно раздраженным тоном:
- …предполагаете, что я вам поверю?
Алана быстро шла вперед.
- Потому, милочка, - сказала Алана, - что Бобби подвергает опасности всё, над чем я трудилась.
- Трудилась? - презрительно переспросила Дебора. - Не слишком ли сильное слово для того, чем вы занимаетесь?
- О, уверяю вас, это труд. С самого начала, с моей музыкальной карьеры. - Она произнесла это, словно название глупой и скучной книги. - Поверьте мне, это тяжкий труд, особенно если у тебя нет таланта. - Она нежно улыбнулась Деб. - И большей частью он заключается в том, чтобы трахаться с весьма неприятными людьми, разумеется. Могу вас заверить, это не так уж легко.
- Полагаю, намного тяжелее, чем выдать полиции собственного сына, - заметила Деб.
- Приёмного сына, - уточнила Алана, ничуть не смутившись. Она пожала плечами и остановилась у ярко-оранжевого "феррари" со съемной крышей, стоящего под знаком "Парковка запрещена". - Мы с Бобби никогда особо не ладили, что бы ни думал по этому поводу Джо. И в любом случае, как вы тонко подметили, если с деньгами и влиянием Джо ничего не случится, Бобби выйдет сухим из воды. Но если пустить дело на самотёк, мы можем потерять всё. Тогда для Бобби настанут трудные времена, Джо забросит бизнес и разорится, пытаясь его вытащить, а мне придется искать себе новый источник средств к существованию, что будет нелегко, поскольку, боюсь, я уже не та, что прежде.
Дебора хмуро посмотрела на меня, и я ответил ей тем же. Сказанное Аланой имело смысл, особенно для того, кто не был обременён избытком человеческих чувств, вроде меня прежнего. Это было клинически холодное, скорее змеиное, чем человеческое, но ясное рассуждение, полностью соответствующее тому, что мы узнали об Алане. И всё же… Что-то здесь было не так; то ли в том, как именно она это подала, толи в чём то другом, чего я не мог понять, однако картина не складывалась.
- А что вы будете делать, если Джо узнает о вашем поступке? - поинтересовался я.
Она посмотрела на меня, и я понял, что было неправильным. За мгновение до того, как её лицо снова скрыла завеса ледяного веселья, я заметил нечто тёмное, бьющее перепончатыми крыльями в глубине её зрачков.
- Я заставлю его простить меня, - сказала она, приподняв уголки губ тщательно отрепетированной улыбке. - Кроме того, он ничего не узнает. Не так ли? - Она повернулась к Деборе. - Это будет наш маленький секрет, хорошо?
- Я не смогу сохранить это в тайне, - возразила она, - если я вызову оперативную группу в "Пиратский берег", люди узнают.
- Тогда вам придётся ехать одной, - сказала Алана, - проверить анонимное сообщение, или как там это называется. Поедете одна, никому не сказав. А когда вернетесь с Бобби, всем будет наплевать на то, как вы его нашли.
Дебора пристально посмотрела на Алану, и я был абсолютно уверен: сейчас она скажет, что это просто смешно и речи быть не может о подобном нарушении всех правил и норм, не говоря уж о том, что это слишком опасно, - но Алана усмехнулась и подняла бровь, и вопрос превратился в вызов. И для того, чтобы убедиться, что даже Деб это поняла, Алана добавила:
- Вы ведь, конечно, не испугались одного мальчика? У вас, в конце концов, такой миленький пистолет, а он один и безоружен.
- Дело не в этом, - попыталась возразить Деб.
Веселье покинуло лицо Аланы.
- Не в этом, - согласилась она. - Дело в том, что вы должны ехать одни, иначе поднимется большой шум и Джо узнает о моем предательстве, а я, откровенно говоря, не хочу рисковать. И если вы будете настаивать на том, чтобы собрать команду и устроить там какое-нибудь чертово сражение, я предупрежу Бобби и он окажется в Коста-Рике прежде, чем вы успеете хоть что-нибудь предпринять.
На один краткий миг тёмные крылья вновь взметнулись в её глазах, но она тут же усилием воли вернула на лицо улыбку, впрочем не слишком приятную на этот раз.
- Как там говорят? Делай по-моему, или катись колбаской?
Я мог придумать массу вариантов, не включавших в себя выполнение условий Аланы, и мне совершенно не нравилась идея ехать в заброшенное опасное место и пытаться поймать там Бобби без какой-либо серьёзной поддержки, только потому что Алана сказала, будто он один и безоружен. Но, по всей видимости, Дебора была слеплена из более крутого теста, поскольку она посмотрела Алане в глаза и кивнула.
- Хорошо, - сказала Деб, - я сделаю по-вашему. И если Бобби будет там, я не обязана рассказывать Джо, откуда мы это узнали.
- Прекрасно, - сказала Алана, открыла дверь "феррари", скользнула на водительское сиденье и включила мотор. Для пщего эффекта прибавила пару раз оборотов так, что толстые бетонные стены гаража задрожали. В последний раз сверкнула улыбкой – ледянящей и жуткой, - и я снова увидел в её глазах бьющиеся чёрные крылья. Потом она захлопнула дверь, тронулась с места и исчезла из виду под визг резины.
Дебора задумчиво смотрела ей вслед, что дало мне немного времени оправиться после столкновения с внутренним миром Аланы. Даже странно, что меня поразил вид хищника в такой красивой и стильной упаковке. В конце концов, это имело смысл. Биография Аланы свидетельствовала об её абсолютной безжалостности, о том особом типе личности, способном многократно и так ловко воткнуть нож в спину.
По крайней мере, это объясняло, почему она предала Бобби Акосту. Именно так и должна поступать самка дракона, защищающая своё завоёванное в тяжелой борьбе золотое гнездо Одним искусстным ударом она обезопасила свое сокровище и устранила конкурента. Потрясающее мастерство, моя темная половина не могла ею не восхититься.
Деб резко отвернулась от изчезающего "феррари" и направилась к двери, ведущей обратно в холл.
- За дело, - бросила она через плечо.
Мы быстро прошли сквозь холл на Брискелл-авеню, не обменявшись ни словом. Дебора оставила свою машину на запрещенном участке, заехав на бордюр, - прекрасный образчик полицейского на парковке. Мы забрались внутрь, но, несмотря на спешку, она не сразу завела мотор. Вместо этого она положила руки на руль и хмуро опустила голову.
- Что? – наконец спросил я.
Она покачала головой:
- Что-то здесь не так.
- Думаешь, Бобби там нет?
Она скривилась, не глядя на меня.
- Я просто не доверяю этой сучке.
Весьма разумно, по моему. Благодаря моему краткому знакомству с истинным "я" Аланы, я верил, что она сделает всё ради своего блага, какими бы последствиями это не грозило окружающим. Но втайне от мужа помочь нам посадить Бобби в тюрьму вполне соответствовало ее интересам.
- Тебе не обязательно ей доверять, - сказал я, - но она действует в своих интересах.
- Заткнись, лады? - предложила она, и я заткнулся. Я смотрел, как она барабанит пальцами по рулю, морщит губы, потирает лоб, и жалел, что не могу придумать нечто подобное, чтобы убить время. Мне не нравилась сама идея пытаться загнать в угол Бобби Акосту всего вдвоём. Он не выглядел особенно опасным, но, с другой стороны, большинство людей думали так же обо мне - и посмотрите, куда это их привело.
Бобби мог не представлять смертельной опасности, но слишком многое в ситуации оказывалось неизвестного и смертельно случайного. И, если быть до конца честными, что иногда полезно, я был уверен, что даже мизерный шанс на моание Саманты испарится как дым, появись я вновь во главе команды спасателей.
С другой стороны, я прекрасно осознавал, что не могу позволить Деборе идти в одиночку. Это нарушило бы все правила, которые я установил для себя в ходе своей безнравственной жизни. И, к собственному удивлению, я обнаружил, что Новый Декстер - отец Лили-Энн - не лишен чувства ответственности. Я испытывал желание оградить Дебору от беды. И если она собирается рискнуть, я хотел быть рядом, чтобы её защитить.
Очень странное чувство: я разрывался между беспокойством за Дебору и весьма сильным желанием любым путём устранить из моей жизни угрозу Саманты. Обе противоположности с одинаковой силой притягивали меня к себе. Не означает ли это, что я застрял как раз на полпути между Тёмным Декстером и Дексом-папочкой? Тёмный Папочка? Интересный вариант.
Дебора выдернула меня из моей задумчивости, хлопнув обеими ладонями по рулю.
- Чёрт. Я ей просто, блядь, не доверяю.
Мне полегчало. Здравый смысл явно брал верх.
- Так ты не едешь? - спросил я.
Дебора покачала головой и завела мотор.
- Нет, - сказала она, - Конечно, я поеду. - Она тронулась с места и выехала на дорогу. - Но я не собираюсь ехать одна.

Вероятно, мне следовало намекнуть ей, что поскольку я сижу рядом, технически, она уже не одна. Но машина уже приближалась к той скорости, на которой я начал опасаться за свою жизнь, поэтому я только покрепче затянул ремень безопасности.

 

---------------------------------------------------

1. Имеются в виду Микки Маус и Диснейленд.


@темы: перевод, Декстер на десерт / Dexter Is Delicious [Dexter 5]