bitari
Как и все любители клише, я знаю ,что никакая туча не страшна, если сквозь неё пробивается хотя бы один лучик надежды. В данном случае, быть в плену у каннибалов это значит иметь большой выбор острых ножей, так что Брайан освободил меня довольно быстро. По второму разу срывать скотч со своих рук было не очень болезненно, так как волос на запястьях уже не было, но в этом по-прежнему приятного было мало, поэтому я какое-то время потратил на растирание рук. И видимо делал это слишком долго.
- Может помассируешь себя позже, братишка? Нам действительно надо торопиться, - сказал Брайан и кивнул на проход.
- Я должен забрать Дебору.
Он театрально вздохнул.
- Что у тебя с этой девчёнкой?
- Она моя сестра.
Брайан нервно покачал головой.
- Понял. Ладно, давай быстрей. Здесь ещё полно этих людей, так что нам лучше с ними не встречаться.
Чтобы добраться до каюты, надо было пройти мимо мачты, и, несмотря на спешку, я всё же остановился возле Саманты, стараясь не влезть в лужу ее крови. Я пристально вгляделся в её лицо. Она была ужасно бледна, не шевелилась и больше не стонала, и я подумал, что она уже мертва. Прикоснувшись к её шее в поисках пульса, я ощутил едва слышные толчки крови. Она почувствовав прикосновение, приоткрыла глаза. Взгляд был расфокусирован, и она явно не узнала меня. Снова прикрыв глаза, она что-то пробормотала так тихо, что мне пришлось наклониться, чтобы услышать.
- Что ты говоришь?
- Я…была…хорошей? – прошептала она едва слышно. До меня только через секунду дошло, о чём она спрашивает.
Люди любят говорить, что правда важна, но по моему опыту реальное счастье в том, чтобы тебе сказали то, что ты хочешь услышать. И это обычно совсем противоположные вещи, и даже если позже правда всплывет, пусть будет так. Для Саманты никаких позже не существовало, и всё равно я не мог найти в себе причины быть с ней жестоким и не сказать ей то, что она хочет услышать.
Так что я склонился к самому ее уху и сказал ей то, что она хотела услышать.
- Ты была очень вкусной.
Она улыбнулась и закрыла глаза.
- Я, правда, не думаю, что у нас есть время для сентиментальных сцен, - прикрикнул Брайан. - Если ты все еще хочешь спасти эту свою чертову сестрицу.
- Точно. Прости.
Я без сожаления оставил Саманту, задержавшись только чтобы взять один из отличных ножей Аланы со стола около гриля.
Мы нашли Дебору в главной каюте старого пиратского корабля за стойкой, которая когда-то была барной. Она и Чацкий были оба привязаны к большим трубам возле ныне отсутствующей раковины. Они были примотаны за руки и ноги скотчем. Чацкий, стоит отдать ему должное, почти освободил одну руку — единственную свою руку, конечно же.
- Декстер! Боже, как я рад тебя видеть! Она ещё дышит, надо её поскорее отсюда унести. – Вскричал Чацкий и нахмурился, завидев за моей спиной Брайана. – Эй, это же тот парень с электрошокером!
- Всё в порядке, - не очень уверенно произнес я. – Он, хм…
- Это была случайность, - вмешался Брайан, как будто испугавшись, что я назову его настоящее имя. Он откинул капюшон, показывая лицо. – В любом случае я спас вас всех, так что давайте двигать отсюда, пока кто-нибудь сюда не приперся!
Чацкий передернул плечами.
- Да, конечно. У тебя есть нож?
- Естественно, - сказал я и потянулся к нему, но он покачал головой.
- Бля, Декс, ну же, отвяжи Дебору первой.
Что-то мне подсказывало, что человек с одной рукой и одной ногой, к тому же привязанный за эти единственные конечности к трубе, не в том положении, чтобы раздавать команды таким раздраженным тоном. Но я не стал заморачиваться и присел у Деборы. Я разрезал скотч на её запястьях и поднял одну руку. Пульс был ровный. Надежда, что она просто находится без сознания, крепла. Она здоровая и сильная, она выкарабкается, если только сейчас удача совсем не отвернулась от нее. Я очень хотел, чтобы она очнулась и сама мне сказала, как она.
- Давай, ёлки-палки, дружище, не тормози!
Чацкий все так же раздраженно покрикивал на меня. Я сначала разрезал веревку, которой Деб была привязана к трубе, а затем скотч, замотанный на ее лодыжках.
- Нам реально пора валить отсюда, - сказал Брайан тихо. - Мы должны и его тащить?
- Очень, бля, смешно, - сказал Чацкий, но я знал, что мой брат говорит серьезно.
- Боюсь что да. Дебора будет расстроена, если мы оставим его – все же ответил я.
- Тогда, ради бога, развяжи его и давайте уже пойдем, - буркнул Брайан, отошел к двери каюты и выглянул наружу, держа ружье наготове. Я освободил Чацкого, и тот, покачиваясь, поднялся на ноги, или если быть точным на ногу, так как одна из них была протезом, как и одна его рука. Он смотрел на Дебору в течение секунды, и Брайан нетерпеливо откашлялся.
- Ладно, я понесу её. Помоги мне, Декс. – произнес Чацкий.
И он кивнул на Деб. Вместе мы подняли её и уложили Чацкому на плечо. Он, казалось, веса и не почувствовал; подкинул её один раз, чтобы уложить поудобней, и двинулся к двери, как будто был на прогулке с небольшим рюкзаком.
На палубе Чацкий приостановился возле Саманты, от чего Брайан снова зашипел от злости.
- Это та девочка, которую так хотела спасти Дебби? - спросил Чацкий.
Я взглянул на своего брата, который практически подпрыгивал в нетерпении побыстрее свалить отсюда. Оглянулся назад на свою сестру, лежащую на плече у Чацкого, и вздохнул.
- Это она.
Чацкий немного переместил вес Деборы, так чтобы свободной рукой смог дотянуться до шеи Саманты. Он несколько секунд прислушивался, затем покачал отрицательно головой.
- Слишком поздно. Она мертва. Дебби очень расстроится.
- Ужасно жаль, но теперь-то мы можем уже идти? – нервно спросил Брайан.
Чацкий посмотрел на него, пожал плечами, от чего Дебора немного съехала. Он подхватил её, слава богу не своим крюком.
- Да, действительно, пойдём, - согласился он и начал спускаться.
Трап был шаткий, и идти было вдвойне сложно, особенно Чацкому, который одной рукой придерживал Дебору, а крюком зацепился за веревочные перила. Но он справился и мы все оказались наконец на твердой земле и устремились к воротам.
Я спрашивал себя – грустно ли мне от того что Саманта погибла? Вообще-то я не думал, что смогу ей чем-то помочь. Я и себе-то, как оказалось, не особо был в состоянии помочь, а это ведь гораздо важнее. Но вот что было неприятно сознавать, так это, что я оставил её там висеть. Может это от вида крови, которого я не выношу. Или может от того, что сам я всегда за собой тщательно прибираю. Ну и конечно же это не от того, что я считаю её смерть чем-то ненужным и трагичным, совсем нет. Фактически, я почувствовал некое облегчение, ведь она не стоит теперь на моем пути и я сам не должен что-то предпринимать. Это означало, что я теперь чист, что теперь моя жизнь снова может катиться по накатанной колее и мне не стоит беспокоиться о судебном преследовании. Нет, все же хорошо, что Саманта получила то, чего хотела, ну или почти всё что хотела. Единственное что меня немного грызло это мое желание радостно присвистнуть, что вообще-то не очень-то правильно.
И тут внезапно меня озарило – я чувствовал вину! Я, Давно Дохлый Декстер, Бесчувственный Король! Меня накрыло этой сокрушительной волной, бесполезной и самой человеческой слабостью – виной! И всё потому, что я в душе был так эгоистично рад что с девчонкой покончено.
Я что, себе душу отрастил?
Пиноккио, что ли, был настоящим человеком?
Это было смехотворно, невозможно, невероятно — и всё же, я думал об этом. Наверное это правда. Возможно, рождение Лили Энн и ощущение себя папочкой Дексом и все эти невозможные события последних нескольких недель наконец-то совсем уничтожили Тёмного Танцора, которым я всегда был. Наверное, еще и последние несколько часов под гипнотическим змеиным взглядом мертвых голубых глаз Аланы помогли, разворошив пепел, пока семя не проросло.
Возможно я переродился и теперь готов превратиться в счастливого, чувствующего человека, который мог не стесняясь посмеяться и поплакать над сериалом, втайне не раздумывая, как будут выглядеть актеры, примотанные скотчем к столу. Возможно ли такое? Я что стал новорожденным Декстером, готовым, наконец, занять место в мире настоящих людей?
Это было такое фантастическое и интересное предположение, что такое погружение в себя чуть мне не стоило жизни. Мы уже прошли через весь парк к карт-треку, а я, зацикленный в самоанализе, даже немного обогнал всех, не замечая ничего вокруг из-за своего глупого эгоцентризма. И в итоге, обойдя сарай с краю трека, я напоролся на двоих гуляк—пиратов, которые стоя на коленях, пытались завести дряхлый карт. Они посмотрели на меня и глупо захлопали ресницами. Возле них на земле стояли две большие кружки с пуншем.
- Эй, это же наше мясо! - воскликнул один из них.
Он потянулся к своему красному пиратскому поясу и мы никогда не узнаем, пытался ли он достать оружие или же просто прилепить на него жвачку, потому что, к счастью для меня, из-за угла вовремя вышел Брайан и выстрелил в него. Потом подошел Чацкий и пнул второго в горло, да так сильно, что я услышал хруст костей, а парень захрипел, схватился за шею и упал на спину.
- Ну, - сказал Брайан, смотря на Чацкого с приязнью, - теперь я вижу, что ты не просто красавчик.
- Да, я потрясающий, ха? Действительно полезный.
Его голос прозвучал невесело как для человека оставшегося целым после каннибальской оргии, но может полученный удар током оставил на нем некий эмоциональный след.
- И правда, Декс, - высказался Брайан. - Тебе следует быть внимательней.
Мы добрались до главных ворот без приключений. Вздохнули с облегчением, так как рано или поздно удача могла отвернуться от нас, и мы могли натолкнуться на пиратов в большем количестве и достаточно трезвых, тогда нам пришлось бы очень нелегко. Я понятия не имел, сколько выстрелов Брайан уже сделал своим взятым в аренду ружьем, хотя не думал, что так уж много. Конечно, всегда оставалась защита в виде ударов Чацкого по горлу, но мы не могли рассчитывать на то, что нам еще раз встретятся парни сидящие на земле. Вообще я был жутко рад выйти через ворота и вернуться в машину Деб.
- Открой дверь, - потребовал Чацкий и я потянулся к передней двери. - Заднюю, Декстер, - рявкнул он. - Боже мой!
Я не стал его корить за плохие манеры, он был слишком стар и сварлив, чтобы вновь чему-то учиться, к тому же сегодняшняя неудача, должно быть, отразилась на его всегда безупречном поведении. Так что я молча подошел к задней двери и дернул ручку. Вполне естественно дверь была заперта.
- Какого хуя! - возмутился Чацкий, и я заметил, как Брайан удивленно приподнял бровь.
- О, какой язык, - хмыкнул брат.
- Мне нужен ключ, - тем временем сообщил я.
- Задний карман, - сказал Чацкий.
Глупо конечно, но я заколебался. В конце концов, я знал, что он жил с моей сестрой уже несколько лет. Но, тем не менее, я был удивлен тем, что он знал её настолько хорошо, чтобы угадать, где она держит ключи от машины. И мне пришло в голову, что он знал её ещё и с разных других сторон, с которых я никогда не буду. Знал всякие мелкие детали её жизни, и почему-то эта мысль заставила меня колебаться целую секунду, что конечно же не было правильным в данной ситуации.
- Давай уже двигай жопой приятель, ради Христа! - взревел Чацкий.
- Декстер, пожалуйста, - добавил Брайан. - Нам правда надо отсюда убираться.
Очевидно, сегодня я для всех стал козлом отпущения. Совершенно ненужный кусок протоплазмы. Но любые возражения просто отняли бы ещё больше времени. Кроме того, то в чём эти двое согласны, было неоспоримо. Я приблизился к Деборе, лежавшей на плече Чацкого, и вытащил ключи из её заднего кармана. Широко распахнул заднюю дверь, а Чацкий уложил её на сидение.
Он быстро осмотрел Дебору, что было довольно сложно с его одной рукой.
- Фонарик, - потребовал он через плечо и я достал с переднего сидения большой полицейский "Мэглайт" и придержал его, пока Чацкий поднимал веки и смотрел как её глаза реагируют на свет.
- Гм, - подал голос Брайан, и я повернулся к нему. - Если не возражаете, - сказал он, - я бы хотел исчезнуть.
Он улыбнулся, своей старой доброй искусственной улыбкой и кивнул в сторону севера.
- Мой автомобиль где-то в полумиле от торгового центра. Я просто выкину оружие и эти безвкусные шмотки, и, да, увидимся позже... Завтра в обед, может?
- Отлично, - я ответил ему и, хотите верьте, хотите нет, еле сдержался чтобы не обнять его покрепче. - Спасибо тебе, Брайан, - вместо этого я просто поблагодарил его. - Большое спасибо.
- Всегда пожалуйста, - улыбнулся Брайан, затем развернулся и ушел в темноту.
- С ней всё будет хорошо, приятель, - сообщил Чацкий, и я оглянулся - он всё ещё сидел на корточках около открытой задней двери. Держал её руку, и выглядел очень утомленным. - С ней всё будет хорошо.
- Уверен? - переспросил я, и он согласно кивнул.
- Да, я уверен. Но ты все равно должен отвезти её в больницу, пусть её осмотрят, но она в порядке, нет, не благодаря мне, а...
Он отвел взгляд, и в течение очень долгого времени ничего не говорил, достаточно долго, чтобы я начал чувствовать себя неловко; в конце концов, мы вроде все согласились, что нам надо сматываться отсюда. Разве сейчас время и место для тихих раздумий?
- А разве ты не едешь в больницу? - удивился я, но больше для того чтобы хоть что-то сказать, нежели потому что я жаждал его компании.
Чацкий не двинулся и не ответил. Он просто продолжал смотреть в парк, где всё ещё были слышны отдаленные звуки кутежа и бессмысленной музыки, доносящейся до нас.
- Чацкий, - позвал я его и почувствовал растущее беспокойство.
- Я облажался, - тихо произнес он наконец, и к моему ужасу, слеза скатилась по его щеке. - Я всё проебал. Я подвёл её, когда она больше всего нуждалась во мне. Её могли убить, а я не мог остановить их и вообще…
Он резко вздохнул и по-прежнему не смотрел на меня.
- Я сам себя обманывал, приятель. Я слишком стар для неё, и я, на хрен, никак не гожусь ни для неё, ни для кого-то ещё. Не таким…
Он поднял свой крюк и стукнулся о него лбом, устремив взгляд на свой протез ноги.
- Она хочет семью, но это же не для такого парня как я. Старик. Калека. Я не могу защитить её или даже... Ей нужен не я. Я просто бесполезный старый пердун...
Внезапный женский смех из темноты парка вернул Чацкого в реальность. Он резко повернул голову к воротам, еще раз глубоко вздохнул, но уже поспокойней, и посмотрел на лицо Деборы. Поцеловал её руку и встал.
- Отвези её в больницу, Декстер. И скажи ей, что я люблю её.
После этого он направился к своему автомобилю.
- Эй, - позвал я. - Ты же не собираешься...
Очевидно, что он собрался. Он просто проигнорировал меня, сел в машину и уехал.
Я не стал наблюдать, как его задние фары исчезают в ночи. Вместо этого я быстро пристегнул Деб и сел за руль. Я гнал почти две мили, чтобы почувствовать себя в безопасности, и, наконец, остановился. Сначала я хотел взять свой телефон, но передумал и решил взять трубку Чацкого. Все-таки в его телефоне стоял блокиратор номера абонента. И позвонил.
- 9-1-1, - ответил мне оператор.
- Вам бы лучше привести побольше ваших бойцов на "Пиратские Земли". Да побыстрее! - сообщил я самым своим лучшим голосом "старого приятеля".
- Сэр, какова природа этой чрезвычайной ситуации?
- Я ветеран, - продолжал играть роль я. - Мне довелось побывать в Ираке пару раз, так что я узнаю звук выстрелов, если услышу, а тут, я уверен на сто процентов, стреляют.
- Сэр, так вы говорите, что слышали выстрелы?
- Более чем уверен, что слышал. Да еще пошел и поглядел, а там трупы везде. Десять, двадцать трупов и люди вокруг танцуют словно это гребаная вечеринка.
- Вы видели десять трупов, сэр? Вы уверены?
- А еще один откусил от другого... и я удрал. Никогда такой жути не видел. А ведь я побывал в Багдаде.
- Они ели тело, сэр?
- Вам бы лучше прихватить их всех тут побыстрей этим вашим спецназом, - закончил я и завел мотор.
Они не смогут поймать всех в парке, но большинство из них попадется, а этого достаточно, чтобы получать полную картину того, что произошло, а этого, так или иначе, достаточно, чтобы закрыть Бобби Акосту. Я очень надеялся, что это порадует Дебору после известий о Саманте.
Я устремился в сторону шоссе I-95 и погнал к больнице Джексона. Было, конечно, несколько больниц и поближе, но если вы полицейский Майами, то лучше вам лечится в Джексоне, так как там один из лучших травмопунктов в стране. А Чацкий заверил меня, что это только для профилактики, так что я подумал - уж лучше провести этот профилактический осмотр специалистам.
Так что я целых десять минут ехал на юг так быстро, как только мог себе позволить, но как раз перед поворотом на Долфин-Экспрессвей послышался вой сирены, а потом их показалось еще больше, а потом мимо проехала колонна машин с мигалками, в таком количестве словно собирались отразить атаку инопланетян. Их сопровождали фургоны местных отделов новостей. И все они направлялись на север, по всему видно - на "Пиратские Земли". Спустя несколько секунд тишины я услышал движение на заднем сиденье.
- Блядь! – вовсе не удивительное первое слово, учитывая источник. - Ох, блядь.
- Дебора, ты в порядке, - взглянул я в зеркало заднего вида.
Она лежала на сидении - руки сложены на животе, паника на лице.
- Мы на пути в Джексон. Просто для осмотра. Волноваться не о чем, ты в норме.
- Саманта Альдовар? - задала она свой первый вопрос.
- Она не выдержала, - поколебавшись, ответил я и поглядел в зеркало: Деб закрыла глаза и потерла живот.
- Где Чацкий?
- Вообще-то я не знаю, - сказал я. - Ну, ты же понимаешь что он в порядке. Он сказал, "Скажи Деборе, я люблю её", и уехал, но…
Но тут грузовик так подрезал меня, что мне пришлось съехать и остановиться. Когда я глянул в зеркало - её глаза были все еще закрыты.
- Он ушел, - прошептала она. - Он думает, что подвёл меня, и теперь как джентльмен оставит меня. Как раз когда я нуждаюсь в нём больше всего.
"Чацкий нужен" это вообще трудно принять, не говоря уже о "больше всего", но я все равно подыграл ей.
- Сестренка, с тобой все будет в порядке, - я всё искал правильные слова. - Мы тебя проверим в Джексоне, но я уверен, что ты в норме, и вернешься на работу завтра же, и, кажется, все будет в порядке...
- Я беременна, - произнесла она, и на это у меня просто не было ответа.

@темы: Декстер на десерт / Dexter Is Delicious [Dexter 5], перевод